LENA KITTEN
06.05.2009 в 08:56
Пишет Принцесса Винчестрина:

Сказка о феечках, вампирах, обортнях, мертвых детях и прочих маленьких радостях)))))
Так, дарю всем, но писалось для Женьженьжень (мы с ВовоДва тебя любим))))


Я постучала пальцем по столу и из блюдца с сахаром вынырнула уже порядком забалдевшая феечка, следом за ней еще две ее подружки. Если вам что-то нужно от феечек – предложите сахар, он им - все равно, что для нас кокаин. Я, конечно, понимаю, что делаю из них….ну как это правильно обозвать? Глюкозозависимых, но у них метаболизм как у птичек – колибри, так что ничего страшного не случится. Ломка по утру, но такого разрушительного эффекта, как например действие героина на организм человека, не будет, только моментальное привыкание.
Я их кормлю не просто так, они мне приносят мертвую воду.
Мертвая вода – интереснейшая штука, если уж на то пошло. Концентрированно убивает все, а вот если разбавить – дает ощущение забвения на довольно продолжительное время. Вот это-то мне и надо.
-Тебе как обычно? – спросила феечка в розовом, слизывая с тоненьких пальчиков остатки сахарной пудры.
-Ага.
-Тару давай, не в цветочных же чашечках нам ее переть, - феечка в сиреневом сыто рыгнула, остальные тоненько захихикали.
Я пододвинула им пустые пузырьки от пенициллина с проволочной петлей на основании.
-Окей подруга, вечером принесем.
На столе остались только следы цветной пыли с их полупрозрачных крылышек.
Мертвый Эдичка поерзал на краю стола и грустно вздохнул.
-И зачем тебе только каждый раз пить эту дрянь, - он осторожно коснулся обрубками пальцев моего плеча
-Слушай, кровь по мне не размазывай, я только сегодня футболку чистую одела.
-Но она же призрачная, - призрак надул разбитые губы.
-Отвали, а, я – то ее все равно вижу.
Я встала и потянулась. До вечера надо кучу дел переделать – обзвонить толпу народа, рассказать о том, что их родные, близкие и кем там они еще друг другу приходятся, трагически скончались, иначе эта свора покойников вообще от меня не отвяжется.
Пролистала справочник.
-Добрый день, это Лариса Петровна? Вы знакомы с Эдуардом Лисицыным? Да, я в курсе. Его машина слетела с трассы, на 118 км от города, мои соболезнования, да. Вы не могли бы прислать эвакуатор и кого-нибудь, кто мог бы позаботиться о теле? Хорошо. Вы знаете, он вас очень любил. Да, не просто…. Не важно. Еще раз мои соболезнования. Всего доброго.
Эдичка чмокнул меня в щеку и растворился.
Я брезгливо попыталась стереть исчезающую кровь.
А ведь сегодня еще больше пятидесяти человек. Ненавижу свою работу.

Вечером прилетели феечки. Сожрали остатки пудры, долго валялись на столе и хихикали.
Я разбавила мертвую воду простой, добавила ложку коньяка. Эта адская смесь помогает мне спать по ночам спокойно, потому что по первости бесцеремонные трупы умудрялись влезать в мои сны.
Вы только представьте себе, спите вы, значит, никого не трогаете, снится вам заливной лужок с невинными овечками и тут на этот лужок вползает мертвая семилетняя девочка с отрубленными конечностями и хриплым голосом, сплевывая сгустки крови, просит передать ее маме, что она сегодня не придет домой, и вообще умерла. Ну, каково вам? А если это будет утопленник или жертва пожара? И так всю ночь на пролет?
А мертвая вода вырубает получше всякого снотворного, потому что говорят, что даже душа до утра умирает после глоточка этой дряни.
Мертвую воду мне посоветовал Зайчик. Мы с ним познакомились…. Ну, я его с самого детства знаю, то есть уже больше двадцати лет. Кое-какие ребята из носферату подсуетились. Хорошие парни, но мне бывает сложновато объяснить людям, каким образом скончался их родственник, если в нем нет ни капли крови?
Зайчик – оборотень, то есть большую часть времени это просто здоровенная собака. Я с гордостью объясняю всем желающим, что являюсь обладательницей особо крупной особи алтайского алабая. Метр двадцать в холке. А вот во время полнолуния он превращается в человека. Ну мы с ним в полнолуние не видимся. Он уходит охотиться, и вот его трупы, между прочим, самые приставучие! Как будто я могу ему что-то запретить.
Почему его зовут Зайчик? Не слишком подходящее имя для такой здоровой скотины, я знаю. Но согласитесь, что в пять лет сложновато придумать что-то типа Ураган или Серый Клинок. Тогда я решила, что ему больше всего подойдет – Зайчик. Он, кстати, говорящий.
Почему все, кто умер не своей смертью, лезут ко мне в голову и почему кроме меня, их никто не видит? А хрен его знает! Я сама задаюсь этим вопросом всю жизнь. Не то, что бы мне неприятен вид свежего трупа, просто я считаю, что и без этого знания смогла бы прекрасно прожить.
Местные органы правопорядка уже давно не задают глупых вопросов и не ставят мои слова под сомнение. Если я сказала, что этого человека зверски пытал и убил дядя Вася Саякин, значит, это и был дядя Вася Саякин.
Ребята, которые не люди, ну те же феечки, гномы, верволки – со мной дружат, потому что от меня зависит их конфиденциальность. Ведь людей из них убивают многие. А как людям объяснить странные, порой нелепые смерти? Вот тогда используют меня. Короче полное взаимопонимание.
Я сделала глоток из стакана. Через минуту, если не лягу в постель, отрублюсь прямо на полу.

Утром в гости заглянули вейлы, просто так «попить чайку». Вейлы – они потаскухи, если уж на то пошло. Но их невозможно не любить, я им все прощаю. Они такие…. Такие правильные. Как если бы древний инстинкт размножения взял и обрел физическое тело. Такие зовущие, манящие. Очень любят секс за деньги. Считают, что их красота должна поощряться и деньги воспринимают как подношение. Забавные.
Мы пили пиво на моей небольшой кухне и болтали ни о чем. Они белозубо смеялись, демонстрировали прекрасный загар, трепали Зайчика за уши, притворно сердились, когда он пытался схватить их за длинные пальцы.
Я люблю волшебный народец, хотя при ближайшем рассмотрении он не такой уж и волшебный, просто другой. Я не знаю, как и откуда они появились, хотя у каждого рода – своя легенда. Вот Зайчик мне однажды поведал, что верволки взялись из смешавшейся на пыльной земле в ночь полнолуния крови человека и волка, которые бились с кем-то там. И, в общем, что бы не проиграть битву, зверь и человек возродились в одном теле и порвали всех своих врагов. Представляю, что бы случилось с Дарвином, услышь он такую трактовку происхождения этого вида.
Когда вейлы нас покинули (после них такое недолгое состояние опустошенности, как будто тебя лишили чего-то прекрасного, но, благо, недолгое), мы отправились с Зайчиком в парк.

Я курила, сидя на мерзлой земле, Зайчик гонял голубей.
-Привет, - раздалось за моей спиной.
-Ну, здравствуй, - не оборачиваясь, ответила я, задумчиво покусывая фильтр.
Рядом со мной, распространяя ароматы хорошо прожаренного мяса, сел труп молодой девушки, с выжженным лицом.
Пустые глазницы слепо уставились на резвящегося Зайчика.
-У тебя скоро начнутся большие проблемы, - сказала она.
-С чего бы это вдруг.
-Начнут умирать ваши, те, которые вот как он, – она кивнула в сторону верволка.
-Не поняла.
-Да чего тут понимать. Скоро на них откроют охоту.
-А ты откуда знаешь?
-Оттуда. Брату позвони, скажи….. Скажи, что я пропала без вести, не хочу, чтобы он нашел меня такой. Скажи ему, что я любила его.
-Передам.
-Будь осторожней, ладно?
-Забавно слышать это от трупа, но все равно спасибо.
Она исчезла, оставляя после себя этот приторный запах.

-Чего хотела?- просил плюхнувшийся рядом счастливый Зайчик, сплевывая перья.
-Как обычно. Хотя…. Странная она какая-то. Говорила, что про какую-то охоту на таких как ты, - я подергала себя за волосы, - странная. Просила не говорить ее брату о том, где находится тело. Очень и очень странная.
-Да ладно тебе, - ткнулся сопящим мокрым носом мне в ухо оборотень, - забей, все они – странные. Может, домой пойдем, прохладно слишком.
Я рассеяно кивнула, из головы все не шла девушка без лица.

Мы неторопливо шли домой. Небо дышало на улицы первым дождем. Так несуетно. Так неторопливо. И в голове совершенно пусто. Зайчик едва слышно шлепает подушечками лап по мокрому асфальту. Сигарета тихонько шипит. Куда-то бегут люди. Бесконечный водоворот людей. Как будто капля разбиваясь превращается в деловитого человека с зонтиком. Бла-бла-бла. Я замерла посреди тротуара и подняла лицо падающему дождю. Смотришь в серое небо и как будто падаешь-падаешь-падаешь в него….
Кто-то толкнул меня в плечо, я чуть не упала, громко зарычал Зайчик. Очнувшись, я потрясла мокрой гривой и мы продолжили наш путь домой.

Дома, забравшись в горячую ванну, обнаружила в ней маленького мальчика, которого сбила машина. Со вздохом записала телефон его мамы зубной пастой на зеркале. Не отвяжется ведь, а так хочется скорей согреться. Надо еще позвонить ребятам носферату. Мертвые ни о чем просто так не предупреждают живых, уж я то знаю. И еще брату этой девушки без лица.

Я несколько минут просидела без движения над телефонной трубкой. Чай медленно остывал. Тихо тикали часы. Зайчик смотрел очередное ток-шоу и отрывисто смеялся.
-Арнольд, привет! Да тут такое дело…. Одна мертвая сказала, что скоро начнутся непростые времена. А конкретно – какая-то охота. Ты не в курсе, что все это могло бы значить? В прошлом на вас никаких охот не устраивалось? Нет? Ну ладно, имей в виду.
-Здравствуйте, вы мама Вити Тарасова? Мои соболезнования. Вашего сына сбила машина, насмерть. На перекрестке Двадцатой Советской и Пятой Дивизии. Он просил передать вам, что очень любит вас. Пусть кто-нибудь позаботится о теле. Всего доброго.
-Ромео? Добрый день. Дело в том, что ваша сестра пропала без вести. Неважно, откуда я знаю. Дело в том, что вы больше никогда ее не увидите. Она умерла. Нет, я с ней ничего не делала. Оттуда и знаю. В общем, она просила передать вам, что любит вас. Всего доброго.

Странное у него имя – Ромео. Мертвую девушку Джульеттой звали. Может родители – хиппи, может – филологи. Кто его знает.

Сегодня оказалось на удивление мало трупов, ближе к вечеру звякнули ребята из гномов.
-Тут один паренек пытался твой номер пробить, мы тебя конечно же прикрыли. Кто-то из родственников погибших?
-А не Ромео часом зовут?
-Может быть. Что с ним делать? В расход пустить?
-Нет, не трогайте. Пусть будет.

Гномы. Гномы – это отдельная песня. Совсем не похожи на тех бородатых симпатяг из мультика «Белоснежка и семь гномов». Они не милые. И не добрые. Они опасные. И у них напрочь отсутствует такое понятие, как жалость. Им плевать на все, кроме благополучия рода. И они помешаны на деньгах. Гномы – самые лучшие взломщики компьютерных сетей. Невысокие, чуть выше полутора метров, но карликами не выглядят. Глаза у них страшные – багровые, без зрачка. И они всегда улыбаются. Кое-кто поговаривает, что они питаются человечиной, но я-то знаю, что они на самом деле брезгуют. Хотя….. Касаемо гномов ни в чем нельзя быть окончательно уверенным.
Гномы прикрывают мою задницу, следят за состоянием моих счетов, отвечают за мою безопасность.
Я дружу с гномами. Зайчик их на дух не выносит. Потому что у гномов он – деликатес. Есть такое блюдо «волчьи уши в меду». Дорогое, между прочим.
Так вот, гном Барольд напрямую со мной сотрудничает. Мне кажется, у нас с ним сложились неплохие отношения. Я не мешаю ему делать свою работу и не создаю ему проблем, он в свою очередь не пытается сожрать Зайчика и отправить меня к праотцам.
Они очень циничные, гномы.

А в субботу у меня появился собственный ангел. Нет, ну я сама конечно в шоке. Нужен бы он мне был, мне и Зайчика достаточно, но вот как-то так получилось.
В субботу я обычно езжу на ипподром – поболтать с лошадьми. Люблю лошадей, они намного умней людей. Есть в конюшне старая кобыла Пчелка, так вот мы с ней часами можем спорить о Ремарке, Дали и Вагнере. Она раньше принадлежала какому-то аристократу, вот и нахваталась. Я всегда беру с собой яблоки и альбомы с репродукциями. Ей нравятся постмодернисты и реалисты. Необычное сочетание, я знаю. Еще она любит цитировать Маяковского. Почему я предпочитаю общаться с кем угодно, но только не с людьми? Потому что я от них устала. Ладно, мертвые по долгу службы, но чтоб еще и живых терпеть? Нет уж, спасибо.
-Здравствуй дорогая, - поздоровалась я, утыкаясь носом в мягкую бархатную щеку, - как прошла неделя?
-Приветствую тебя, - чинно ответила Пчё, хрустя ритуальным яблоком, - молодняк глупеет, корм с каждым разом все хуже и хуже и небо не такое голубое. Боюсь, скоро оно окончательно выцветет и станет серым, как твои глаза.
-Не расстраивайся, - улыбнулась я, - лучше смотри, кто у нас сегодня, - вытащила из сумки альбом, - Пикассо, голубой период и Босх.
Пчё довольно фыркнула и мы, устроившись возле дверей конюшни и начали рассматривать и обсуждать репродукции.

-Слушай Пчё, меня тут недавно труп озадачил, сказал, что скоро для «не-людей» начнутся нехорошие времена, ты ничего такого не чувствовала?
Пчё задумчиво пошевелила ушами, несколько секунд помолчала.
-Сложно сказать, чувствуется, что все вокруг начинает туго скручиваться в спираль, как перед ураганом, может, я старею, а может что и не так. Но в любом случае, будь осторожней.
-Да я и так никуда не лезу, - второй раз меня предупреждают, не к добру это, - и Зайчик всегда со мной.
-К слову об этом оболтусе, вытащи его из загона для молодняка, пока он не довел кого-нибудь до инфаркта.
-Ой, прости, я сейчас!

Зайчик радостно носился по кругу за вороным двухлетком.
-Фу! Ко мне! Плохая собака!!!
-А вот щас! Поймай сначала – он весело показал мне зубы и снова занялся жеребцом.
-Зайчик!!! Неделю без телевизора просидишь!!! – реакция нулевая, - И месяц без кабельного!
Кажется подействовало. Он поджал хвост и понуро побрел ко мне. Лошадь забилась в угол и испуганно дрожала, выкатив глаза.
-Извини за беспокойство, он иногда бывает не самым хорошим мальчиком.

Попрощавшись с Пчё, мы отправились на электричку, напрямик через поле. Мягко на плечи упали осенние сумерки. Пахло мокрой землей и жухлой травой. И совсем не хотелось разговаривать. Мы уже почти дошли до станции….
-Ангелы! Ложись! – Зайчик толкнул меня лапами в спину, мы упали и притаились.

За что я не люблю ангелов, так это за их идиотскую военную дисциплину. Они мне больше солдат третьего рейха напоминают. И форма такая же – черная, с целой кучей непонятных закорючек – знаков отличия. И на тех ангелов, нарисованных Боттичелли и прочими, они совсем не похожи. Это не тонкие юноши с печальными лицами, как будто светящимися изнутри. Больше смахивают на благородных арийцев. Сдается мне, что Гитлер не был так прост, как казался, а еще мне сдается (но я об этом молчу), что кто-то из архангелов приложил свои руки к созданию фашистской Германии. И хорошо так приложил, серьезно. Взять хотя бы «Мертвых голов», подразделение СС. У ангелов смертники с точно такой же эмблемой. И то, что отдавалось предпочтение арийской крови…. Да фигня это все, просто ангелы подбирали максимально похожих на себя. Высоких светловолосых, голубоглазых и крепких. Промашечка вышла, когда выяснилось, что люди не так жестоки, как ангелы. Отдельные экземпляры имеются, но…. Лагеря смертников точно архангелы создали.
У ангелов идея-фикс уничтожить всех «не-людей» (хотя сами-то….) и установить Царствие Божие на земле. То есть когда во главе всего стоят архангелы, а люди слепо подчиняются. Но вот облом – их слишком мало. И они почти не размножаются. Слишком много полегло во Вторую Мировую. Так много, что им никогда не стать прежними. Это мне Барольд рассказал. Осталась небольшая военнизировання кучка фанатиков с автоматами и Высшими Идеалами. А значит, устроить масштабные пакости остальным они не смогут, потому что тогда их сотрут с лица земли. Молча и сразу.
Хотя они, конечно, опасные. Вот так повстречать их в поле…. Не айс. Только бы не заметили.

Они прыгали с вертолета и падали вниз, уже у самой земли разворачивая свои полупрозрачные крылья. Белые, сияющие, очень похожие на птичьи. С одной стороны, очень красиво, если не знать, что эти ребята могут пустить тебе пулю в лоб. Но что-то и у них не заладилось. Со стороны леса показался такой же черный вертолет и начал их обстреливать. Вертушка ангелов переключилась на нападение. Перестрелка велась минуты три от силы. Ангелы уничтожили врага, собрали своих и исчезли.

-Это что сейчас было? – спросила я у Зайчика.
Зайчик посмотрел на меня.
-А я знаю? Может у них учения такие?
-А может, охота открылась, как обещал тот труп?
-Не знаю, но давай-ка отсюда сваливать. Звони Арнольду и проси, чтобы он отправил за тобой машину, кажется мне, что так будет безопасней.
Я послушно достала телефон и набрала Арнольда.
-Через пятнадцать минут будем, - коротко ответил тот и положил трубку.
Я сунула телефон в карман и заметила, что Зайчик настороженно смотрит в сторону места перестрелки.
-Ты чего?
-Там кто-то есть, - он мотнул головой, - там кто-то точно есть. Прислушайся.
Я закрыла глаза и попыталась раствориться в воздухе. «Больнобольнобольно» пульсировало вокруг.
-Пойдем, посмотрим, кажется там раненый, - я встала и пошла на звук.
-Ты что?! Дура?! Это же ангелы!!! Да тебя же на месте завалят! Давай дождемся Арнольда!
-Не могу, ему очень больно, своих бросать нельзя.
-Даже если эти «свои» готовы тебе шею свернуть?
-Ну он же не человек.
-Не вижу принципиальной разницы!
-Зай, да успокойся, ему правда не до того, пойдем посмотрим.
Зайчик скрипнул клыками, но послушно пошел следом.

В траве лежал ангел. Полупрозрачные крылья слабо пульсировали. Правая нога была некрасиво вывернута, а светлые волосы мокрые и липкие от крови. В воздухе пахло цветами.
-Видимо в свободном падении подстрелили, не успел крылья толком развернуть, - заметил Зайчик, - ладно, бросай его тут, скоро машина придет.
-Нельзя так, - ответила я, снимая куртку и стягивая толстовку, - надо помочь.
-Это, с каких пор ты стала доброй самаритянкой?
Я, молча на него посмотрела и он заткнулся. С тех самых, когда подобравшие меня на улице носферату не выпили мою кровь, а выкормили и вырастили. С тех самых. Хотя могли, младенцы у них в почете, как блюдо.
Скинула футболку, зябко поежилась и скорее снова одела толстовку.
-Ты думаешь, вид твоих голых грудей исцелит его? – язвительно заметил Зайчик.
-Заткнись.
Я осторожно повернула ангела на спину. В груди обнаружилось пулевое. Главное сейчас – остановить кровь.
-Помоги футболку порвать.
Зайчик неодобрительно фыркнул, но послушно вцепился зубами. Ткань затрещала.
Я расстегнула черный камуфляж и перетянула грудь, замотала голову (интересно, куда шлем делся? Или они вот так без них прыгают?), осталось самое печальное – нога.
-Можно автомат в качестве шины попробовать, - заметил Зайчик.
Кое-как вдвоем соорудили некое подобие фиксирующей повязки.
-А что дальше-то с ним делать? Может тут бросить?
-Помрет, - ответила я, закуривая.
-Помрет, - согласился Зайчик, - но не домой же его тащить.
-Как раз туда.
-Ты в своем уме? – устало спросил верволк.
-Жалко его.
Я посмотрела на беспомощно лежащего ангела. Лица почти не видно в сгущающейся темноте. Только крылья мерцают. Крепкий парень. На себе не дотащим, придется просить кого-нибудь из носферату. Только бы они его пить не стали…. Уж больно хорошо у него кровь пахнет, цветами. И на вкус, наверное, сладкая.
-О! За нами приехали! – верволк радостно подскочил, - домой! К телевизору!
По полю синхронно скакали два огонька, приближаясь к нам – фары.
Большой черный «Линкольн-навигатор» остановился в паре метров от нас. Дверь распахнулась, пахнуло табаком и хорошим одеколоном. Из машины вышел высокий худой мужчина в черном костюме.
-Привет лохматый, привет Кая, - он остановился и жадно втянул воздух, - м-м-м…. Это же…. Не верю!
Он упал на колени рядом с ангелом. Запустил руку во влажные пряди волос. Медленно облизал испачканные кровью пальцы. Закрыл глаза, наслаждаясь.
-Адам! Стой! Он мой!
Носферату нехотя оторвался и посмотрел на меня с укором:
-Тебе жалко, что ли? Зачем он тебе? Все равно летать уже не будет. Он же сам с собой что-нибудь сделает. Отдай его мне.
-Почему не сможет?
-Ты на крылья посмотри. Они же почти растаяли. Слишком долго держал открытыми и слишком много крови потерял. Он теперь падший. Все.
-Здорово, - оживился Зайчик, - а чего, бери! Мне он не нужен.
-Стоять, я сказала! - вампир и оборотень удивленно на меня посмотрели. Я очень редко повышаю голос, а уж тем более кричу. Все как-то случая не было, - это – мое!
-Ну ладно, твое, ты только не заводись так.
Адам осторожно взял ангела на руки и погрузил на заднее сиденье машины, я села рядом, Зайчик запрыгнул в багажник. Мы поехали домой.

-Куда его? – спросил Адам, стоя в дверях с ангелом на руках.
-Давай в спальню, - я пыталась сообразить, что есть и чего нет в моей аптечке.
-Фу-у-у! Он же тебе все простыни кровищей заляпает, - скривил морду Зайчик.
-Я их потом заберу, - улыбнулся Адам.
-Боюсь даже спрашивать для чего они тебе, - хохотнул оборотень.
-Чем ты его лечить собралась? – спросил у меня вампир.
-Живой водой, наверное, залью, может, мазь из корня мандрагоры попробую.
-Вряд ли это сработает, лучше вызови простого хирурга.
-Почему?
-Ангелы, они почти как люди, но вот наши лекарства на них не действуют, уж не знаю почему. Лучше вызови Морию. Он тебе заштопает его в лучшем виде. Глядишь, и не помрет твой пернатый.
-Спасибо.
-Отдай мне его куртку, она так…- вампир прикрыл глаза и со смаком вдохнул, -…. Пахнет!
-Забирай фетишист. И передай спасибо Арнольду.

Мория не заставил себя долго ждать и пришел сразу же после звонка, такое ощущение, что он у подъезда специально караулил.
Мы с Зайчиком до сих пор гадаем, к какой расе он принадлежит. Бессменный врач. Однажды лечил Зайчика от собачьей чумы, которую тот неизвестно где подхватил. Выше гнома, но ниже носферату, не так развит физически, как верволки, и на эльфа не похож, если бы не вертикальные зрачки, я бы вообще решила, что он человек. Мория – дорогое удовольствие. Но у меня средств должно хватить. Эльфы обещали перевести деньги за двух затанцованных на смерть детей. Я сказала родителям, что их переехал электропоезд.

-Ну и что с ним?
-Хм, - нахмурился Мория, снял очки и потер переносицу, - лучше спроси, чего с ним не случилось. У него сломаны ребра, нога в двух местах, пробито легкое, черепная коробка, сотрясение мозга, он потерял свои крылья. Я могу его усыпить.
-А вылечить ты его можешь?
-Это будет стоить очень дорого.
-Не важно, - ну что ж, буду быстрее принимать трупов и не поедем в Гренландию в отпуск.
-Зачем он тебе? – Мория внимательно на меня посмотрел, - ангелы без жесткой дисциплины эмоционально не стабильны, подвержены затяжным депрессиям, психозам, у них появляются суицидальные наклонности. Он займется саморазрушением, когда очнется. Хотя…. Есть шанс поставить ему мозги на место.
-Как?
-Если после того, как он придет в сознание, ты ему доступным языком объяснишь, что он твоя собственность. Может и подействует. Сместишь его приоритеты. Ангелы – они же фанатики, им бы только жить за идею и воевать.
-Вылечи его.

Зачем он мне понадобился? Сама не знаю. Просто где-то внутри поселилось стойкое чувство, что он мне нужен. Что так надо, в общем.


URL записи